Живой, не забывай!

В октябре 2020 года прошёл областной этап конкурса «Юный экскурсовод» Всероссийского конкурса музеев образовательных организаций Российской Федерации «Лучший экскурсовод по объектам, связанным с историей Великой Отечественной войны», в котором Юлия Потапова и Анастасия Скомороха, ученицы гимназии №3 г.Пролетарска,под руководством руководителя музея С.В. Даниленко в разных  номинациях заняли призовые — третьи места. Экскурсии оценивались по записанным у объектов видеороликам.

В конкурсе принял участие 101 обучающийся в возрасте от 12 до 17 лет из 74 образовательных организаций 27 муниципальных образований Ростовской области (7 городов: Азов, Батайск, Донецк, Новочеркасск, Новошахтинск, Ростов-на-Дону, Шахты; 20 районов: Аксайский, Верхнедонской, Весёловский, Егорлыкский, Заветинский, Зерноградский, Зимовниковский,  Кашарский, Константиновский, Красносулинский, Неклиновский, Октябрьский (с), Орловский,  Песчанокопский, Пролетарский, Семикаракорский, Тацинский, Усть- Донецкий, Целинский, Цимлянский).

Конкурс проводился с целью развития туристско-краеведческой, исследовательской деятельности обучающихся Ростовской области, приобщения их к культурному наследию родного края.

Благодарю за поддержку наших гимназистов и поздравляю с победой на конкурсе родителей Анну Геннадьевну и Сергея Ивановича Потаповых и Таисию Ивановну и Георгия Петровича Скомороха. Хочу отметить, что Юлия второй год участвует в музейной работе, а Настя — уже четвёртый год является экскурсоводом!

Юлия Потапова участвовала в номинации «Моя малая Родина», её экскурсия называлась «Жить!». Мы представляем выдержки из печатного материала видеоэкскурсии.

«ЖИТЬ! ИЗОРВАТЬСЯ ВЕТРАМИ В КЛОЧКИ…»

Каждый раз, когда я думаю о людях, прошедших войну, о тех, кто дожил до Победы, и о тех, кто не вернулся, я очень надеюсь, что память войны не закончится на них, потому что там, на войне, они знали что-то такое, без чего и нам сегодня нельзя.

Мы находимся у мемориала на братской могиле советских граждан, расстрелянных немецко – фашистскими захватчиками в августе – ноябре 1942 года, захороненных в бывшем каменном карьере станицы Пролетарской.

«Я думать о тебе люблю,

Когда роса на листьях рдеет,

Закат сквозь сосны холодеет.

И невесомый, как идея,

Туман над речкою седеет.

Я думать о тебе люблю…»

Эти строки принадлежат малоизвестной молодой ростовской поэтессе Елене Ширман, редактору и одному из авторов Листка сатиры «Прямой наводкой», издававшегося в Ростове-на-Дону в 1941-1942 г.г., которая погибла здесь, в Пролетарской степи. Её было всего 34 года.

Перечитываю её стихи и снова тянусь к ней – к её мужеству, её жизнелюбию, её таланту, её любви.

Поэт Илья Сельвинский пишет: «Что поражает прежде всего в её поэзии? Личность! С самых отроческих лет чётко определившаяся личность. Елена Ширман – крупный характер, очень полно и всесторонне выразивший себя в горячих, жарких, огневых стихах».

Елена поступила тогда работать в газету «Ленинские внучата» и однажды, разбирая рукописи, обратила внимание на одну из них. Юноша писал, что, дескать, набью я на ботинки подковки и пойду в город. И буду идти к цели. Идти и добиваться, пока не обобьются подковки. Фраза почему-то не давала покоя, и она написала юноше. Так началась их переписка – Елены Ширман, которой было тогда 28 лет, и Валерия Марчихина, которому исполнилось всего 15-ть.

Так пришла к ней любовь, в которой соединились женская страсть и страх, материнское чувство ответственности и преданность верной сестры. Она и в стихах писала о любви, о тоске, о праве любви на надежду.

Летом 41-го Елена вернулась из Москвы в Ростов, где её и застала война. Каждый день в Ростове рвались бомбы. Каждый день приносил известие о новой смерти.

Осенью 41-го Елену пригласили в издательство и предложили стать редактором агитационной газеты «Прямой наводкой». Газета – её любимое детище. Дневник полон записей о ней и о Валерии. И стихами, ему посвящёнными.

Она рисует карикатуры на гитлеровцев, пишет едкие стихи и эпиграммы, вместе со всеми роет оборонительные сооружения, голодает и мёрзнет. А от Валерия нет писем. Тогда-то она и напишет свои «Последние стихи», где выскажется предельно откровенно:
Я только то, что я есть, не больше не меньше:
Одинокая усталая женщина тридцати лет,
С тяжелым взглядом и тяжёлой походкой,
С широкими скулами и обветренной кожей,
С резким голосом и неловкими манерами,
Одетая в жёсткое коричневое платье,
Не умеющая гримироваться и нравиться.
Но это о себе. А о нём:
Всё красивое на земле

Мне хочется назвать твоим именем: 
Все цветы, все травы,

Все тонкие ветки на фоне неба, 
Вce зори и все облака
С розово-жёлтой каймою – 
Они все на тебя похожи.

Елена так и не узнала, что она значила в судьбе Валерия, который писал другу, что после войны он станет поэтом и женится на Лене: «Понимаешь, думать не могу, что ей плохо. Когда всем плохо, мне нехорошо, но когда я думаю, что плохо Лене, мне жить не хочется». Не знала и то, что Валерия уже не было в живых, когда она писала свои «Последние стихи». Смертельно раненного, его принесли в крестьянскую избу – это было под Николаевым, а он шутил и не думал всерьёз о смерти…

В июле 1942 года по заданию областной газеты она едет в станицу Пролетарскую. Заданию обрадовалась: можно вывезти своих стариков.

В станице не прожили и дня: в хату, где они остановились, ворвались фашисты. «Все вверх дном перевернули, – рассказывала женщина, в доме которой Лену арестовали. – Сначала ничего не нашли, а потом кто-то рванул чемоданчик, и посыпались номера «Прямой наводки» с карикатурами на них».

Наутро всех, кого арестовали фашисты, выстроили во дворе полиции у сараев. Офицер выкликал их поодиночке, и они, пересекая двор, поднимались в кузов машины. У отца Лены не было сил взобраться, и офицер ударил его. Лена выбежала из строя и заслонила собой отца. Теперь все удары доставались ей.

В машине люди плакали и не знали, куда их везут. Лена понимала, куда и зачем. И как могла утешала их: «Не надо плакать. Всем когда-нибудь придётся умирать… Посмотрите, небо какое и солнце. Лучше умереть в такой день…»

Их расстреляли в степи. И степные тучи, и горький запах полыни – всё это было в её стихах. Степь осталась с ней до последней минуты.

Более 1,5 тысячи жителей нашего района нашли смерть свою, рядом с ростовской поэтессой. И в нашем школьном музее хранится копия акта о зверствах фашистов, который был составлен 22 января 1943 года.

А мы с активом школьного музея (с Марией Стороженко) исследовали в Пролетарском районном архиве документы, но подтверждений, что здесь была расстреляна поэтесса, пока нет, ведь в прессе можно прочитать два варианта места гибели Елены Ширман: Ремонтненский или Пролетарский районы…

Мы нашли решение Пролетарского Исполкома №334 от 1966 года о том, что с августа 1942г. по январь 1943г. в период оккупации района здесь были расстреляны ростовская поэтесса Елена Ширман и 1500 советских граждан.

В этом архиве мы также нашли решение Пролетарского Исполкома № 91 от 1985 года, где говорится об установлении обелиска на месте расстрела мирных жителей Пролетарского и Орловского районов, но о поэтессе уже не упоминается.

Теперь мы планируем обратиться за помощью в областные архивы, чтобы установить историческую правду и предложить исправить мемориальную доску, добавив запись о Е.Ширман.

Ростовский листок сатиры «Прямой наводкой» в условиях прифронтового города внёс свой огромный вклад не только в формирование души советского бойца.  Газета, прежде всего, поддерживала мирных граждан, вселяла в них уверенность в нашей победе в самое тяжёлое время – в 1941-1942 годах. Работники редакции, возглавляемой Еленой Михайловной Ширман, выполняли свою работу «со страстью, честно и хорошо. Елена Ширман погибла при выполнении своего писательского долга. И теперь мы постараемся восстановить историческую правду.

На сайте виртуального музея школы №49 г. Ростова-на-Дону можно ознакомиться с Листком сатиры Елены Ширман, которого ни в каком музее и архиве вы больше не увидите!

…Старости у меня быть не может и не будет… Говорят, человек уходит, и на смену ему приходят другие. Приходят. Но никто никого не заменит. А те, кто остаётся в живых, берут у ушедших всё лучшее, чем они жили. И учатся ценить этот мир, вот это небо, эту степь…

Ростовчане, россияне, приезжайте к нам в Пролетарск, приходите к этому памятнику, захватив с собой стихи Елены Ширман, поклонитесь всем погибшим, привезите ростовский привет редактору «Прямой наводки», помолчите и прокричите степному ветру отчаянные строки Елены:

«Разве можно, взъерошенной, мне истлеть,
Неуёмное тело бревном уложить?
Если все мои двадцать корявых лет,
Как густые деревья, гудят – жить!

Если каждая прядь на моей башке
К солнцу по-своему тянется,
Если каждая жилка бежит по руке
Неповторимым танцем!

Жить! Изорваться ветрами в клочки,
Жаркими листьями наземь сыпаться,
Только бы чуять артерий толчки,
Гнуться от боли, от ярости дыбиться».

И когда ком застрянет у вас в горле, как у меня сейчас, можно прошептать:

«Жить!»

Люди, помните всех погибших…

 (Юлия заняла третье место только из-за технических шероховатостей: был сильный ветер, и звук относило в сторону, звуковое качество видео получилось  неважным…).

Анастасия Скомороха, ученица 8-а класса, участвовала в номинации «Тематическая выставка, посвящённая 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, тема которой была

«А ВОКРУГ БУШЕВАЛА ВЕСНА…»

Моя прабабушка, Ольга Васильевна Корниенко, заявление на фронт написала добровольно. Во время военной подготовки познакомилась с будущим мужем — моим прадедушкой — Иваном Васильевичем Корниенко. Всю войну они прошли вместе, начиная от Сталинграда и заканчивая Берлином. Прабабушка была наводчиком пулемёта (на её личном счету один сбитый немецкий самолёт), а прадедушка — командиром взвода. Много раз им приходилось отбивать налёты немецких самолётов. 2 мая 1945 года супруги Корниенко вошли в Берлин и осколком снаряда оставили свои росписи на стенах рейхстага. Мой прадедушка — полковник, он и прабабушка — ветераны Великой Отечественной войны, сейчас их уже нет в живых, но я горжусь, что мои родные люди освобождали нашу страну от фашистов, память о них буду хранить всегда… Мы отдали в школьный музей личные вещи (военную форму), прабабушкину салфетку, платочек.

А вот копия свидетельства о браке Брестского ЗАГСа от 28 февраля 1945 года. Ведь супруги Корниенко встретились на фронте, полюбили друг друга, перед победой поженились и всю жизнь прожили вместе. Вот вам и ответ на вопрос — была ли на войне любовь?

А в домашнем архиве семьи Скомороха Таисии Ивановны, дочери участников Великой Отечественной войны, бережно хранят личные записи-воспоминания родных фронтовиков. Вот что пишет Ольга Васильевна:

— Я родилась 27 июня 1922 года в селе Чаадаевка Городищенского района Пензенской области. Образование — 8 классов средней школы и школа бухгалтеров – счетоводов. В начале 1943 года 12 апреля добровольно ушла на фронт. У меня были справки о болезни, но я в военкомате их не показала. У меня на фронте уже были два брата и отец. После небольшой подготовки в военном городке Селиксе Пензенской области нас сформировали в несколько взводов и направили на Сталинградский фронт. (Со станции Селиксе Пензенской области весь боевой путь Корниенко О.В. и Корниенко И.В. прошли вместе).

Лично наш взвод был под №1306, отдельный зенитно-пулемётный взвод 5 Сталинградского корпуса ПВО. Наш взвод сопровождал грузы на город Сталинград. Огневая позиция была на барже. Были частые налёты немецких самолётов, которые бросали осветительные авиабомбы. И вот первое боевое крещение я испытала при сбитке осветительных авиабомб. Я была наводчиком на пулемёте Дегтярёва ДШК.

После Сталинградского фронта наш взвод переехал на Белорусский фронт, где мы попали в состав 55 отдельного полка железнодорожных эшелонов 1-го Белорусского фронта. После крупнокалиберного пулемёта ДШК меня перевели наводчиком №1 на 37 мм зенитное орудие, и наш взвод участвовал на 1 и 2 Белорусском фронтах в боях за нашу Великую Родину, за освобождение Белоруссии, Польши, в боях на территории Германии, в штурме Берлина. В Белоруссии, в г. Клинцах Брянской области, наш взвод, где я была наводчиком, сбил немецкий бомбардировщик «Хенкель -111», за что я была награждена правительственной боевой медалью «За боевые заслуги».

За период боевых действий была награждена много раз благодарностями от командования, в том числе Благодарностью и грамотой Маршала Советского Союза Главнокомандующего Г. Жукова. Награды мои: медали — «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией» и послевоенные.

Мой боевой путь закончился в Германии в г.Берлине и г.Лихтенберг. 9 мая наш взвод давал салют в честь дня Великой Победы над фашистской Германией. И в этот момент, когда я сидела на своём месте на пушке наводчиком, нажимая на педали, отчего получались выстрелы салюта, а в этот момент произошла встреча с моим братом, которого я не видела всю войну. Он разыскал меня по письму родителей наших, и после салюта мы встретились. Он служил во флоте.

Вот такая кратенькая моя автобиография пребывания на фронте. А демобилизовали нас, солдат, в августе месяце. А нас, солдат-земляков, в полку было несколько человек. Сначала нас часть отправили на формировочный пункт, который находился во Франкфурте-на-Майне в Германии. А формировали составы по областям, наш Пензенский формировался полмесяца, и только 21 августа 1945 года он прибыл в г. Пензу. Это большая радость остаться в живых и приехать домой».

Вот такие скупые воспоминания фронтовика Ольги Корниенко трогают душу, заставляют снова вспоминать о страшной войне и преклонять голову перед всеми фронтовиками нашего Союза.

Илья Эренбург сказал: «Говорят, война не кончается, пока жив хоть один её солдат. Но и через столетия люди будут помнить те страшные и великие годы – 1941, 1942, 1943, 1944, 1945…» 

Честь и Слава всем освободителям Родины нашей!

Светлана Даниленко, педагог-психолог, руководитель школьного музея  МБОУ гимназии №3 г. Пролетарска

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©